Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:37 

bc johnlock makes everything beautiful ©
06.01.2014 в 21:25
Пишет энтони лашден:

"В 1878 году я окончил Лондонский университет, получив звание врача, и тут же был отправлен в Нетли, где прошел специальный курс для военных хирургов".

флэшбеки в 11 класс

Общая мысль "Шерлока", которая волновала нас как Токийское восьмибалльное землетрясения, была предельно простой: даже если ты закрываешься в комнате, чтобы играть на скрипке и думать о том, какой мудак твой брат, как тебе не повезло с семьей, как ты не понят и брошен миром, ХОТЯ ТЫ ЖЕ ПРЕЛЕСТЬ, ПОСМОТРИ НА СЕБЯ В ЗЕРКАЛО И ВЫТРИ КРОВЬ С ЛИЦА, ДОРОГОЙ, однажды в твоей жизни появится вязаный свитер и баночка джема.
Шерлок был историей о том, что одиночество заканчивается. Историей о том, что рано или поздно боль отступает. Рано или поздно, ты, мистер идеальная прическа и острые скулы, доверяешься кому-то и, схватив его за руку, кричишь: "Бежим, Джон" - хотя ты, да, ты, ты тактилофоб, ты боишься, когда люди к тебе прикасаются, ты не ездишь в общественном транспорте и передвигаешься с помощью кэба, ты живешь один, спишь один, ты ешь один - ты предельно о-ди-нок. И однажды это проходит.

Шерлок был историей о том, что соулмейты находят друг друга. Ты покупаешь дорогие костюмы, которые некому показывать, придумываешь гениальные планы, которые некому рассказать, ты меняешь один дорогой мобильник на другой - а потом ты находишь человека, которая смеется с твоих шуточек, прибегает по первому твоему зову и клянется, что поймает тебя в следующий раз (значит, будет следующий раз). Ты о-ди-нок, потому что никто не разделяет твоего конченного пристрастия к диско и джанк-фуду, никто не понимает тонкого юмора насчет двойного самоубийства и никто не готов проводить с тобой романтические вечера на крыше. И однажды это проходит.

Шерлок-Шерлок-Шерлок. Это о том, что когда тебе больно настолько, что ты мечтаешь покончить с собой, когда тебе больно и горько от того, в какое дерьмо превратилась твоя жизнь, ты встречаешь человека, который орет в твое плечо "БЫСТРЕЕ, МЫ ТЕРЯЕМ ЕГО" и забывает убирать части трупов со стола. Это о том, что ты забываешь чувствовать себя брошенным и ненужным, потому что тебе нужно постоянно бежать куда-то и спасать кого-то, или нести этому кому-то шоковое одеяло.

Шерлок - это было о нас, понимаете? И сегодня, когда Шерлок позволяет Джону спать на его плече, делится с ним чашками, местом на кресле, как он сочиняет ему речь на свадьбу и вальс на свадьбу; когда Джон обнимает его и он не отстраняется, когда Джон молча сидит, впервые услышав, что на самом деле Шерлок думает о нем, потому что не мог представить себе, что все НАСТОЛЬКО РЕАЛЬНО. Когда Джим Мориарти, Джим Мориарти и его поехавшая крыша сидят и смеются с шуточек над доверчивым лабрадором Джоном, скачущем о дома, когда Майкрофт приходит "поиграть" и провести время с братом...

Блядь, это продолжает быть историей о нас.

Одиночество проходит.

И вместо него приходит шумная гейская вечеринка.

URL записи

23:54 

bc johnlock makes everything beautiful ©
Пишет Eia:
15.11.2010 в 23:56


План был до смешного примитивен: требовалось лишить себя свободного времени. Лучше всего для этого подошла бы, конечно, работа – но не в поликлинике, а такая, которая соответствовала бы квалификации и опыту доктора Уотсона и в силу этого могла бы съедать его время сутками. Поиском её он и занялся. И прямо в понедельник ему повезло почти несказанно: специалист по неотложной хирургии оказался нужен не где-нибудь, а в больнице Святой Марии, и почти весь этот день Джон провёл в компании эндохирургической стойки. Как и почти весь следующий. И следующий. И ещё.
Ему действительно стало легче.
Но до понедельника случилось воскресенье. Миссис Хадсон на все лады выпытывала у Джона, в чём дело, с поразительным упорством отказывалась понять, что он съезжает навсегда, и в итоге настояла, чтобы ключи от квартиры до конца месяца остались у него. Лестрейд привёз на Бейкер-стрит свидетельские показания для подписи и, не обнаружив Джона, до позднего вечера изводил его вопросительными сообщениями на предмет здоровья. Донован интересовалась, жив ли он вообще. Майк Стэмфорд предлагал временно поселиться в его квартире. А ночью доктор Уотсон удалил свой блог, и Гарриет принялась вызванивать его так яростно, что, в конце концов, Джон просто вышвырнул телефон в окно.
Блог, конечно, был виноват в случившемся ничуть не больше, чем Шерлок, но оставить в покое и его Джон просто не смог. Он открыл дневник, сидя на подоконнике в гостиничном номере, чтобы написать о вчерашних событиях в окрестностях Росса. И даже вбил название истории: «Тайна Боскомской долины». Но вместо этого стал читать, и читал целый день, и к ночи был почти пьян. Слишком мало в его текстах оказалось от развлечения и слишком много – от обладания. Вряд ли это было заметно кому-то ещё, но Джону виделось со всей ясностью: пока он писал о единственном в мире консультирующем детективе, Шерлок принадлежал ему. В определённом смысле, но весь, со всеми своими непослушными кудрями и нервными пальцами, дурными привычками и дедуктивным гением. Интересно, что он сам думал об этом?.. И ничего другого сделать с дневником теперь было нельзя – только удалить целиком.

И только одна проблема не решалась так просто. Университетская больница располагалась в Вестминстере, и от неё до Бейкер-стрит Джон без особого труда дохромал бы и в гораздо худшие времена. В первую неделю, возвращаясь с работы, он прошёл мимо дома 221b дважды, во вторую – трижды. Шторы на окнах неизменно оказывались задёрнутыми, и света за ними не было. О том, что сделал бы, увидев в освещённом окне знакомый силуэт, Джон старался не думать.
Он точно знал, что может жить и без Шерлока. Но не помнить о нём было немыслимо.

...

- Миссис Хадсон! – ничего не дождавшись, Джон решился и открыл дверь – стоять под моросящим дождём было неприятно. Конечно, лучше, если бы почтенная домовладелица сама спустилась к нему, а не наоборот, но та, очевидно, находилась вне пределов слышимости. – Миссис Хадсон! Это я!
Доктор Уотсон огляделся и обнаружил, что дверь в комнаты хозяйки на первом этаже заперта.
- Миссис Хадсон! - он постучал и прислушался. Ответа не последовало.
Тогда Джон взбежал по лестнице и заглянул в гостевую кухню – больше похожую, как и всегда, на химическую лабораторию или музей судебной медицины. Миссис Хадсон не оказалось и там. Гадая, что бы это всё могло значить, Джон собрался позвать ещё раз, но тут в гостиной пронзительно скрипнул диван. И голос Шерлока подсказал со всей возможной язвительностью:
- Неужели ничто не наводит на мысль, что её здесь нет?
- Очень странно, - хладнокровно ответил Джон. – Потому что она, вообще-то, просила меня принести ей ключи.
- Определённо, странно, - согласился Шерлок. – Особенно, если учесть, что нет её в Лондоне уже два дня, и приедет она только послезавтра.
Джон застыл.
Диван скрипнул ещё раз – Шерлок, прошлёпав через комнату босыми ногами, свалился в кресло, стоявшее у двери.
- Если бы ты не работал двое суток подряд, - сказал он, - вспомнил бы, что ей неоткуда узнать твой новый номер.
Джон вздохнул. Всё было верно. Он получил сообщение, когда переодевался, собираясь уходить из больницы, и так устал, что ни о чём таком даже не подумал.
- У тебя измотанный вид, - не дожидаясь вопроса, который Джон и не задал бы, объяснил Шерлок. – Но не просто измотанный: глаза покраснели, шея слегка затекла, а вокруг ногтей от стерильных перчаток остались следы талька, хотя ты и принимал душ. И даже отсюда я чувствую запах кофе. Что ещё? Ты пришёл сюда пешком, судя по состоянию обуви, но не издалека, потому что куртка почти не промокла. Я думаю, это Святая Мария. И уровень как раз твой... Зато домой ты поедешь на метро, и, вероятно, через весь город. А квартиру снимаешь у женщины; с вами живёт довольно крупная палевая собака, которая бесцеремонно спит на твоём свитере, когда ты этого не видишь. И пусть себе спит, пока может – потому что Сара вот-вот предложит тебе переехать к ней...
- Как хочешь, - слабо улыбнувшись, перебил Джон, - но в этом действительно есть что-то нечеловеческое.

Шерлок небрежно тряхнул головой, хотя глаза блеснули. Выглядел он безобразно, но определить на вид, как давно он сидит без дела, Джон не смог. Специфическую клинику имели только первые три-четыре дня апатии – ясно было, что сегодняшний не из них, но и только.
- Как ты себя чувствуешь? – Джон заглянул внутрь холодильника. Просто чтобы не стоять столбом среди загромождённой кухни. Холодильник оказался совершенно пуст – ни еды, ни запчастей к трупам.
- Как на черта никому не нужный кусок золота, - ответил Шерлок.
- Прости, что? – переспросил Джон, захлопнув дверцу.
- Как всегда.
- Я слышал по радио: третьего участника ограбления поймали в Венесуэле. Под чужим именем и с поддельными документами. Сказали, Интерпол сработал на отлично.
- Ага. Интерпол, как же.
Джон помолчал.
Шерлок смотрел на него, сложив руки в любимом жесте – так, чтобы кончики пальцев едва соприкасались. Взгляд был тот самый, от которого Джону и раньше становилось не по себе.
- Ну, ладно, - Уотсон покопался в карманах куртки, нашёл связку ключей и бросил их на стол. – Мне лучше поспешить. Передай миссис Хадсон, что я заходил.
- Нет, - не отводя взгляда, сказал Шерлок. – Тебе лучше остаться.
От неожиданности Джон вздрогнул и забыл выдохнуть. Нахмурился. Закрыл глаза. Открыл: Шерлок продолжал смотреть, словно зная, что тем самым лишает его способности двигаться. Губы мгновенно пересохли.
Джон с трудом заставил себя сделать выдох и собраться.
- Я думал, мы обо всём договорились, - напомнил он как можно сдержаннее. – Я ушёл, потому что ты попросил об этом.
- Ты ушёл, потому что сам так решил. Я просил тебя только остановиться.
- Что? – Джону стало смешно. – И как же ты себе это представлял? Я похож на человека, у которого где-то есть рубильник или пульт дистанционного управления с кнопкой включить-выключить? Или ты надеялся...
- Я не знаю, что у тебя есть и где, Джон. Ты ни на кого не похож. Я такое вижу в первый и, очевидно, последний раз в своей жизни. И я надеялся – точнее, я очень рассчитывал, что ты придумаешь, как остаться со мной.
Слов не было.
Уотсон недоверчиво покачал головой.
- И ещё одно... - Шерлок, наконец, отвёл глаза. - Правда, тоже – совсем не то, что ты хочешь услышать. Насчёт «отпусти меня», чем, подозреваю, я впечатлил тебя сильнее всего. Мне не понравилось.
Джон сглотнул.
- И я даже не понимаю, почему. Можешь внести это в свою модель как необъяснимую данность. Я хочу быть твоим небом. И всем остальным тоже. Хотя по-прежнему считаю, что ты мог бы поискать и более гуманный способ самоубийства.
- Это всё? - Джон осторожно потёр виски, пытаясь уложить услышанное в голове. Он до сих пор не понимал, сердиться ему хочется или смеяться.
- Ты мне снишься, - добил Шерлок. Покосился и добавил: – И ещё у меня наклёвывается дело. Вчера в Уокинге прямо из ангаров McLaren исчез гоночный болид, подготовленный к этапу «Формулы-1» в Сильверстоуне. Майкрофт просил взяться. А в команде утверждают, что вывезти машину из города было невозможно.
- Ну, тогда его там просто негде прятать.
- Да, я весь день ждал, что позвонят и скажут – сами нашли. Но, видимо, придётся туда съездить.
Джон немного помедлил, потом заложил руки в задние карманы джинсов и шагнул в комнату.
- Хорошо, - сказал он. – Я что-нибудь... придумаю.
Шерлок улыбнулся: краешком губ, как всегда, когда происходило именно то, чего он ждал – но до странности задумчиво. Видимо, что-то в этом ожидаемом и сбывшемся его смущало.
- Хочешь идею? – спросил он. - Хотя бы на первое время?
- Нет.
- Нет?
- Она никчёмная. И пришла тебе в голову давным-давно.
- Почему ты так думаешь?
- Да ясно же. Ты предлагаешь дополнить абсолютное зло осложнениями в виде чуть менее плохих вариантов.
- Я думаю, они его разбавят.
- Твои идеи, - Джон прикрыл глаза, напрягаясь от сдерживаемого волнения, как пружина, - день ото дня всё абсурднее.
- Значит, шансов нет? – пристально глядя на него, спросил Шерлок.
- Никаких, - постановил Джон.
И поцеловал его.

И всё ему удалось поймать: изумлённый взмах ресниц, растерянный выдох, восторг в полыхнувших зрачках. И, конечно, губы Шерлока сразу впились в него нетерпеливо и требовательно, и, конечно, целовали они совершенно беспомощно – не поцелуй, а несчастье – и Джон всё равно вспыхнул, как спичка, от первого же прикосновения. Он не сомневался, что Шерлок умеет иначе, но запомнить хотел именно это торопливое и жадное несчастье.
И ещё кое-что.
Он зарылся пальцами в тёмные кудри, заставляя Шерлока запрокинуть голову – подчиняясь его губам полностью и завладевая ими безраздельно. И ответил, как хотелось. Отпустил, когда желание перехлестнуло через горло, и дышать стало нечем. Отстранился – голова кружилась – и стал ждать, пока его небо откроет глаза.
- Я прав, - едва дыша, сказало небо. – Как всегда.
И Джон, наконец, рассмеялся.

the end

URL комментария

23:54 

bc johnlock makes everything beautiful ©
Пишет Eia:
15.11.2010 в 23:55


Их вытащили, когда ещё не слишком далеко перевалило за полночь – завал для этого не пришлось разбирать до конца. К тому времени из-под обломков уже извлекли труп с двумя огнестрельными ранами в грудь и шесть спортивных сумок, набитых деньгами. Место гибели Майкла Тёрнера оказалось в стороне от зоны обрушения: высохшую кровь на полу обнаружил Лестрейд. Он был бледен и слушал Шерлока, безостановочно кивая. Второму участнику ночных событий удалось исчезнуть, и теперь все силы были брошены на то, чтобы как можно скорее установить его личность. Служба информационной защиты банка уже занялась проверкой всех рабочих инцидентов с участием Тёрнера в последние месяцы; несколько сотрудников ждали в морге для опознания тела неизвестного.
Джон выбрался из рук спасателей без серьёзных потерь и даже сумел скрыть от них факт сотрясения мозга. Всеобщего трепета перед этим диагнозом он не разделял ещё до Афганистана и сейчас тоже больших скидок на него делать не собирался. Разве что показания сержанту Донован надиктовал как можно короче.
Всю дорогу до дома он молча смотрел в окно, втайне радуясь тому, что Шерлок сосредоточенно занят тем же самым. А оказавшись, наконец, в своей комнате, немедленно задёрнул шторы и велел себе отключиться. Получилось не сразу, и Джон довольно долго, старательно избегая воспоминаний о подвале, размышлял на усыпляющие темы. О конструкции своего потерянного пистолета. О прицеле, который в темноте бесполезен. О непредсказуемых углах рикошета от лестничных ступеней. О движении пули, пробивающей грудь навылет, и угасании ударной волны в живых тканях...
Его разбудило присутствие того, о ком он не думал. Не потому, что сон был некрепким – просто Шерлок хотел, чтобы его услышали.
Он шагнул в комнату из неосвещённого коридора и без колебаний запер за собой дверь.
- Я допускаю, что мы могли бы оставить всё как есть, - сказал он так, словно они с Джоном вели некий разговор, и это была очередная реплика. Так, словно Джон не мог не понять, о чём речь – и Джон, в самом деле, понял. – Но худшего варианта развития событий я не вижу. Если ты можешь как-то прекратить это, я прошу тебя: прекрати!
От двери до кровати было ровно два шага. Джон отодвинулся, не успев ни о чём задуматься – Шерлок забрался на край с ногами, сел по-турецки и заговорил отрывисто, быстро и раздражённо:
- Раньше мне казалось, что плохой, хотя и не худший вариант – если однажды мы тупо перепихнёмся: я от скуки, ты из жалости. – Джон не видел его лица, но точно знал, что Шерлок сузил глаза и смотрит в упор. – А плохой и худший – если втянемся в то, что ты определил как увлечённость и так образно сравнил с тошнотой. Это почти исключено, разумеется, хотя некоторый риск всегда есть. Но ты открыл для меня просто новый уровень зла! И притом, что знание в любом смысле лучше незнания, я всю ночь думаю об одном: ну какого же дьявола ты заставил меня докопаться до истины!
- Прости – это я тебя заставил?!
- Конечно, ты. Сначала вынудил спрашивать, а потом ещё и ответил. На то, что отшиб мозги, можешь не ссылаться – это тебя не извиняет.
- О.
Шерлок отвернулся. На фоне тёмного окна обозначился его ещё более тёмный профиль.
- Когда я говорю, что женат на своей работе, - помолчав, сказал он спокойнее, - в этом нет никакого лукавства. Я на ней действительно женат. Мы живём в одном доме, она спит в моей постели, ходит в моём халате, доводит до бешенства мою мать, никуда не отпускает меня одного и отваживает всех, кто хочет приблизиться. И по-другому никогда не будет.
- Мне нравится твоя работа, - осторожно ответил Джон. – Безумно нравится. И она против меня, вроде бы, тоже до сих пор ничего не имела. Я думал, мы неплохо уживаемся... втроём.
- Да, - усмехнулся Шерлок. – Так неплохо, что я даже решил – её-то ты и хочешь. Так неплохо, что именно этого мне больше всего и жаль!
- Почему жаль? – спросил Джон как можно спокойнее. – Разве что-нибудь изменилось?
Шерлок прошипел что-то нечленораздельное и взъерошил свои и без того растрёпанные кудри.
- Тебе кажется, что всё просто.
- Всё и есть просто.
- Нет. Хотя должен признать, в твою нежизнеспособную концепцию мы, наверное, могли бы вписаться. Если бы только не... Если бы только не всё. Из меня неважное небо, Джон. А сокровище – вообще никакое. Единственное, на что я способен – это разряд в двести тысяч вольт, но вовсе не уверен, что именно такой участи я тебе пожелал бы. Ты просто не понимаешь. Ты выгоришь дотла – а я даже ничего не почувствую. Я буду исчезать, бросив тебя на месте преступления где-нибудь у чёрта на рогах. Я забуду открыть тебе дверь, вломившись к очередному подозреваемому через крышу. А в один прекрасный день меня вытянет из дома какая-нибудь особенно безрассудная идея, и ты никогда не узнаешь, в какой подворотне мне свернули голову. Ты когда-нибудь разыскивал среди неопознанных трупов в городских моргах человека, который тебе дорог? Знаешь, с каким чувством из холодильника выкатывается каждая новая полка? Майкрофт говорит, это ощущение не сравнимо ни с чем; а мне ведь и в голову не придёт, что ты меня ищешь! Ты ужаснёшься, увидев, что я курил – когда я опять начну это курить, разумеется. А если я снова стану колоться, ты будешь тем, кто найдёт меня мёртвым с иглой в вене... и хорошо ещё, если сразу – мёртвым. В конце концов, ты рассыплешься в пепел, Джон. А может, уйдёшь раньше, если надоест. Но мне и то, и другое... одинаково не доставит радости. Поэтому я и прошу: если ты умеешь, прекрати это сейчас. Отпусти себя. И меня тоже.
Джон сел в постели. Медленно выдохнул и провёл по лицу ладонью. Профиль Шерлока по-прежнему вырисовывался на фоне окна; где-то на кухне капала вода.
- Хорошо, - сказал он, наконец. – Я соберу вещи.
- Спасибо.
- Не за что! - внутри что-то вспыхнуло. – Тебе спасибо – за такую... трогательную заботу!
Это прозвучало резче, чем хотелось, но Джон решил, что имеет право. Потому что на самом деле в ответ на негромкое и искреннее «спасибо» ему захотелось ударить – без замаха, коротко, но больно. «Спасибо» было настоящим: Шерлок Холмс, не снисходивший до выражения благодарности ни за чашку кофе, ни за спасение жизни, уже дважды всерьёз благодарил его за одно и то же. За отказ от намерения быть рядом.
Эта мысль уколола Джона так сильно, что он упустил момент, когда Шерлок спрыгнул с кровати. Не видел, как в два шага он добрался до выхода, и даже не сразу понял, что у двери он зачем-то развернулся. И только быстрое, близкое движение навстречу заставило очнуться – Джон выбросил вперёд руки, остановив Шерлока, когда от губ до губ оставалось не больше дюйма. Шерлок замер. Джон тоже.
- ...Почему? – прошептал Шерлок так тихо, что его дыхание было почти неощутимо. Слово опять получилось настоящим – не из тех «почему», которые означали: «сообрази же, ну!» или «сейчас я буду доказывать, какой ты болван». И Джон растерялся, хотя ответов на это странное «почему» у него было куда больше, чем на любое другое: потому что я не хочу забывать ещё и это; потому что мне не нужна твоя внезапная щедрость; потому что я привык прощаться быстро; потому что верю на слово – ты ничего не почувствуешь; потому что это тебе – на память...
Ничего такого Джон озвучивать не стал. Осторожно отстранил Шерлока на безопасное расстояние и неглубокомысленно отрезал:
- Просто.

...

URL комментария

23:54 

bc johnlock makes everything beautiful ©
15.11.2010 в 23:51
Пишет Eia:

Кое-что о птицах
Фандом: Sherlock BBC
Название: Кое-что о птицах
Автор: Eia
Пейринг: Шерлок/Джон
Рейтинг: PG-13
Категория: слэш, романс, кейс-фик
Размер: миди
О чём: два человека расследовали преступление, попутно разбираясь в своих отношениях. Или наоборот.
Предупреждение: много, больше 11 000 слов.
Посвящается Инпу - с восхищением и благодарностью.

читать дальше

URL записи

00:07 

bc johnlock makes everything beautiful ©
21.05.2016 в 21:3

На что мне эти поцелуи? (What is All This Sweet Work Worth?)
Автор tweedisgood, переводчик Выдуманный мир
Беты: Tenar и toxicatta
Рейтинг: NC-17
Размер: мини
Пейринг: Джонлок
Жанр: Повседневность.
Отказ: автору - авторово, Дойлу - дойлово
Аннотация: Один прощенный поцелуй.
Предупреждения: нет
Статус: закончен



URL записи

@темы: acd johnlock, tweedisgood, мои переводы

11:49 

bc johnlock makes everything beautiful ©
03.08.2016 в 11:44

Пчёлы, цветы и мёд
Автор , переводчик Выдуманный мир
Рейтинг: G
Размер: мини
Пейринг: Джонлок
Жанр: Интервью
Отказ: выгоды не извлекаю
Предупреждения: нет
Статус: закончен
Описание: На промо фотках к гранадовской экранизации эти двое выглядят как женатая парочка среднего возраста. Секреты счастливого брака в небольшом журнальном интервью.




URL записи

@темы: гранада, мои переводы

21:47 

bc johnlock makes everything beautiful ©

Заменитель бумаги

главная